14 Май 2013
В постели с Палачом (глава 69)
В постели с Палачом


Мистический триллер.

Автор: Ятокин Дмитрий Алексеевич.

г.Саратов.
2008г.


Глава 69.

Через полчаса Гришу уже вели по тюремным коридорам на допрос к следователю. Любарский спиной ощущал на себе внимательный взгляд конвоира и никак не мог понять, с чего это тот так неусыпно следит за ним? Боится побега или нападения? Конвоир был незнакомый, он впервые сопровождал Гришу.
Поставив заключённого лицом к стене, конвоир открыл дверь допросной комнаты и доложил:
- Заключённый Любарский доставлен. Проходи. – Приказ предназначался для Гриши.
Шагнув в комнату, Гриша смог сделать не более двух шагов: неизвестно отчего ноги стали ватными, по спине пробежал озноб, руки озябли. Чтобы не клацать зубами – от страха или холода? - Гриша вынужден был сжать их.
Перед глазами всё поплыло. Грише показалось, что он не в комнате, а в могильном склепе, сооружённом в каменистой пещере. В полумраке виднелись поросшие мхом стены, мерзкие, склизкие. Сквозь потолок просачивалась влага, собиравшаяся в большие, мутные капли, которые с обречённым звоном разбивались о глиняный пол и растекались по нему, ища углубления. На скользком полу ноги сами собой разъезжались, приходилось балансировать руками, чтобы не упасть в грязь лицом.
В углу пещеры стояло человекоподобное существо, с немигающими жёлтыми глазами, выдающимся вперёд острым подбородком и жиденькими волосиками, усердно зализанными на одну сторону. Кто это был: приёмщик и оценщик душ? Или тот самый Мефистофель из «Фауста» Гёте? Сердце в груди Гриши сжалось до боли: «Господи, неужели вот здесь придётся коротать вечность? Не хочу, не могу, страшно!» Внутренний крик заставил Гришу застонать.
- Любарский, сесть на стул! Хватит вам придуриваться и размахивать руками. Врач определил, что вы вменяемый, так что нечего Ваньку валять.
Гриша раскрыл глаза и улыбнулся: склеп пропал, страх тоже. Хотя чёрт остался стоять на своём месте, превратившись в следователя Тувалкаинова, с зализанными волосами и взглядом жёлтых глаз исподлобья, вечно нервного, не могущего успокоить своих рук, которые хватались за что ни попадя.
- И нечего мне улыбаться, я прекрасно знаю, как вы ко мне относитесь. – Следователь недоумённо глядел на Любарского. – Присаживайтесь.
- Здравствуйте. – Гриша присел. – Просто мне показалось, что вы - это не вы, а чёрт.
- А вот оскорблять меня не нужно, я при исполнении. – Обиделся следователь и начал перебирать листки в папке. – И в сотый раз предупреждаю вас – не стоит путать следствие, мистика у меня не пройдёт. Ну так как, будете сознаваться в содеянном? Учтите, сотрудничество со мной пойдёт вам на пользу. Искренне покаявшись, вы сможете получить не пожизненное, а двадцать лет колонии и дожить до освобождения. Назначат вам к тому времени пенсию по старости, уедете в свой Израиль и будете гулять по местам обетованным. Вы, кстати, правоверный иудей, обрезание сделали?
- А вам что, нужно показать? – Гриша рассвирепел. – Поставить вас лицом перед моим фактом? Пожалуйста. – Гриша встал и начал опускать штаны.
- Сесть, Любарский. – Следователь тоже вскочил. – Да я тебя за такие фортели в карцер, в преисподнюю…
Гриша спокойно сел на стул.
- Послушайте, гражданин следователь, я никак не могу понять, кого вы ненавидите больше всего: преступников, евреев, богатых или всё человечество в целом? – Гриша решил идти в атаку, но и следователь, как оказалось, был хорошо подготовлен к обороне.
- А я вам отвечу, Любарский! И отвечу образно. В моём роду Тувалкаиновых все мужчины были на службе у государства. Заметьте, не у народа, не у родины, не у партии – у государства! Мой прадед расстреливал буржуазию и дворян. Мой дед в 37 году уничтожал всех этих засланных к нам немецких, английских и японских шпионов. В 41-ом он расстреливал трусов, отказывающихся подниматься в атаку, в 45-ом зачищал так называемых военнопленных, сложивших оружие и переметнувшихся в услужение фашистам. Мой отец, работник госбезопасности, в 70-е годы очищал наше государство от всякой там мрази: валютчиков, диссидентов, проституток, сионистов. Мне, работнику юстиции, в наследство достались вы – новые буржуи, олигархи, обирающие и эксплуатирующие свой народ, пытающиеся собой, своими деньгами подменить государство. Не выйдет, пока я живой! – Следователь, с налившимися от дикой злобы кровью глазами стукнул себя в грудь кулаком. – А убьёте меня – мне на смену придёт сын, на его век тоже мракобесов хватит.
- Ясно, гражданин следователь, у вас это наследственное. Но в чём же моя вина? Да, я не бедный человек, я умею зарабатывать большие деньги! Не отнимать, позвольте заметить, а зарабатывать! Кроме того я исправно плачу налоги и, несмотря на ваш вероятный сарказм, занимаюсь благотворительностью, помогаю бедным. Так что, кроме земных законов, я соблюдаю ещё и Божественные…
- А вот тут дудки! Чёрта с два вы чего соблюдаете. – Подскочил на стуле следователь. – Думаете, я простак, невежа? И меня можно легко обвести вокруг пальца? Я тоже кое-какие книжонки читал! Могу процитировать: «Никто не может служить двум господам. Нельзя служить одновременно Богу и мам… мамо…»
- Маммоне, вы хотите сказать? Еврейскому Божеству богатства?
- Именно. А вам и этот термин знаком? Предупреждаю вас, Григорий Михайлович, все ваши слова мною тщательно фиксируются и будут служить доказательствами вашей вины в суде.
- В каком суде? Вы что, намереваетесь судить меня Божьим судом? А себя мните кем, Соломоном?
- Не нужно меня оскорблять, я при исполнении. – Насупился следователь.
- А я и не оскорбляю вас. Попросту напоминаю о мудрости предков. «Не судите, да не судимы будете. Ибо каким судом судите, таким будете судимы, и какой мерою мерите, такою и вам будут мерить. Вынь прежде бревно из своего глаза и тогда увидишь, как вынуть соринку из глаза ближнего». И самое главное: «Прощайте и прощены будете».
- Так, я всё записал, Григорий Михайлович. И ваши оскорбления в мой адрес тоже. А вот насчёт прощения – это вы наверняка сами придумали. Только зря, я на эти уловки не поддамся.
- Я тоже.
- Всё, довольно, вы мне надоели. – Следователь потёр виски пальцами рук. – Сегодня всё определится: кто есть кто? Я намерен провести следственный эксперимент. Именно там, в больнице, на месте трагедии я получу окончательные доказательства вашей причастности ко всем преступлениям, а вы убедитесь, что кроме земного правосудия существует и небесное. – Следователь загадочно улыбнулся Грише. – Не понимаете? Скоро поймёте. А сейчас продолжим.
- Сожалею, но вы мне тоже порядком поднадоели. – Гриша поморщился. – Мне не интересно беседовать с вами. Если вы намерены продолжить допрос, то я требую присутствия своего адвоката!
- Секундочку! – Следователь отложил ручку. – Мне послышалось или вы упомянули об адвокате? Да вы и впрямь, Григорий Михайлович большой оригинал! Где же я возьму вам адвоката, когда вы сами от него отказались? Бесплатного адвоката вам предоставят на суде. Не беспокойтесь, правовая процедура будет соблюдена полностью, подкопаться не сможете.
- Я требую своего адвоката, который вчера приступил к исполнению обязанностей. Мы с ним заключили письменное соглашение. Так что потрудитесь вызвать Симкина Исаака Абрамовича.
- Кого? Как вы сказали? – Побледнел следователь. – Этого не может быть! Вы просто пытаетесь напугать меня! – Гриша был ошеломлён словами следователя. – Когда вы с ним встречались?
- Вчера. Примерно в это же самое время. А что вы так забеспокоились, гражданин начальник? Не ожидали получить в противники такого сильного адвоката?
Ничего не ответив, следователь, забормотав что-то себе под нос, нажал на кнопку звонка. Тут же в комнату вошёл конвоир.
- Принесите мне «Журнал учёта посещений» за вчерашний день. – Попросил следователь.
- Давно мне следовало пугнуть вас адвокатом. – С удовлетворением воскликнул Гриша.
- Не зарывайтесь, Любарский, меня не так-то просто запугать. – Уверенно заявил Тувалкаинов, хотя Гриша по его глазам видел, что тот по меньшей мере растерян.
Конвоир принёс журнал и вышел. Схватив его, следователь принялся лихорадочно листать страницы, потом ругнулся, перевернул журнал нужной стороной и начал водить пальцем по строчкам. Просмотрев журнал два раза, следователь, облегчённо вздохнув, откинулся на спинку стула и язвительно заявил Грише:
- Получается, что у нищих нет адвокатов? Им просто нечего защищать! Ну, и зачем вы придумали себе адвоката? Зачем вы подталкиваете меня к активным действиям? Я же сказал вам – сегодня ваша участь будет решена. Потерпите немного, подышите, хоть каким, но воздухом. – Следователь глубоко вдохнул и поморщился. – Вы, право, как маленький ребёнок-безотцовщина, твердите сверстникам, что ваш папа – полярник.
- Какой полярник? Говорю вам, что вчера я беседовал с адвокатом Симкиным. На беседу нам выделили полчаса, но мы проговорили больше трёх. Правда, этого никто не заметил. Потом он угостил меня сухим хлебом, а охранника – бутылкой вина.
- И конечно же, он оставил вам копию договора и свой телефон? Так позвоните ему, я разрешаю. – Следователь вынул из кармана сотовый телефон. – Что, номерочек забыли? Довольно, Любарский, морочить мне голову. – Повысил голос следователь. – Я вас предупреждал, что со мной такие номера не пройдут! – Следователь открыл свой портфель и достал из него увесистую книгу. Ту самую, что изъяли из дома Любарского. - Да, Любарский, одного у вас не отнять – действовали вы изящно, виртуозно! Надо же – каждое убийство косвенно связано с «Ветхим Заветом», словно книжку читаешь. – Тувалкаинов погладил ладонью обложку книги. – Вот она – ваша инструкция! «Бытие Каина, рассказанное им самим!» Небось, большие деньги отдали за столь редкий раритет? Выходит, вы и древними языками в совершенстве владеете?
- Так же, как и вы! – Парировал Любарский. – Откуда вам известно содержание этой книги? Сомневаюсь, чтобы ваши эксперты так быстро перевели на русский столь внушительный фолиант!
- Мне переводы не нужны, я сердцем содержание чувствую! – Тувалкаинов приложил ладонь к своей груди. - А вы очень умны, Григорий Михайлович! Воспользовались альтернативной версией «Ветхого завета», чтобы сбить меня с толку? По этой книге Каин прощён Господом и именно от него, а не от Сифа, пошёл род человеческий? Решили переиначить историю, в надежде на то, что суд будет к вам снисходителен и оправдает вас, как убийцу, раз уж сам Господь помиловал братоубийцу Каина?
- Не понимаю, о чём вы! – Любарский искренне пожал плечами. – Эту книгу кто-то подбросил мне в кабинет, её содержимое мне неизвестно, как и неизвестно, на каком языке в ней ведётся повествование…
- Довольно притворяться, Любарский, эта книга была вашим настольным руководством в деле планирования массовых убийств. Особенно мне понравился способ покушения на вашего сына. Как это называется по первоисточнику: «Авраам приносит сына в жертву Богу?» Замечательно! Но вы несколько отошли от ветхозаветного текста, не находите? Ведь Авраам, насколько мне известно, решил принести в жертву своего сына, а вы кого? Сына своей жены и вашего злейшего врага? Родили бы своего и тогда убивали, чтобы всё было как положено…
- Что? Да ты что, сволочь, несёшь? Как я мог пытаться убить ребёнка, которого родила моя жена? – Гриша кинулся на следователя и схватил его за горло. – Скотина, я сейчас тебя принесу в жертву дьяволу… - Следователь успел нажать кнопку звонка и в комнату вбежал конвоир.
- В наручники его. – Держась за собственное горло, фальцетом заголосил следователь. – В карцер его! Ты видел, как он на меня набросился? – Следователь обратился к конвоиру, но тот был занят усмирением Любарского. – Таких расстреливать нужно, а не кормить за государственный счёт…
- Да я тебя, подонок, собственными руками придушу, как крысу подвальную… - Гриша не мог успокоиться и рвался к следователю.
- Ты слышал, ты слышал, как он меня оскорблял? – Но конвоир, оттаскивающий Гришу от следователя, лишь качал головой. – Не видел? Ах, ты вот так! Это заговор против меня! Вы здесь все подкуплены! – Тувалкаинов тыкал пальцем в охранника. - Ну, ничего, ты скоро пожалеешь, что пошёл против меня! Я и с тобой рассчитаюсь! Я сегодня со всеми рассчитаюсь, одним махом. – Тувалкаинов рубанул воздух рукой. – Пора кончать этот цирк! Увести его!
Охраннику удалось усмирить Любарского и вытолкать его в коридор. Гриша приготовился к тому, что сейчас его отправят в карцер. Заложив руки за спину, Гриша спросил у конвоира:
- Куда меня? В карцер?
- Следователь отдал приказ – расстрелять!
Сухо ответил конвоир и ткнул в бок Любарского пистолетом.

Продолжение следует...


Источник

Копирование и перепечатка произведения с сайта www.net-skuki.ru запрещены. Все авторские права на данное произведение принадлежат автору, к которому вы можете обратиться на его авторской странице.
Категория: Рассказы | Просмотров: 607 | | Рейтинг: 0.0/0
Пост!

Смотреть ещё
   Комментарии:
Имя *:
Email:
Все смайлы
Код *: