17 Май 2013
Предсказательница кризиса или Банкирша
Предсказательница кризиса или Банкирша
Автор: Дмитрий Ятокин

Стабильность убаюкивает, расслабляет. Вчера всё нормально, сегодня более-менее, ну и завтра всё должно быть ОК! Если и гремит, то где-то далеко, если земля качается, то не под нами. Жить можно. И желательно без перемен.
Примерно такое жизненное кредо было у Маруськи, городской дворняжки. Мохнатенькая, рыженькая, с чёрной плешкой на лбу (видимо Бог шлёпнул её перед рождением, уж очень торопилась на свет), Маруська с самого рождения обитала на частной территории, хозяевами которой были дед да баба.
Участочек небольшой, но огороженный заборчиком, окрестные сявки так просто не влезут. Домик так себе, но с крылечком и печкой. Летом приятно отлёживаться под прохладным крыльцом, а зимой как положено - в дом, бочком к тёплой печке. Питание не слишком разнообразное, но своевременное, даже клянчить не нужно. Бабушка особой лаской не отличалась, могла и костылём пнуть. Ну так это ж сама виновата, чего попадать ей под горячую лапу? Зато дедушка!
«Дедушка, это…»
Маруська, налёживая обязательный послеобеденный жирок, зажмурилась от счастья и зачмокала.
«Дедушка! Он и за ушком почешет, и сладкую косточку в кашу подбросит. Да и шалавой никогда не позволит меня обозвать, не то что эта старая карга бабка!»
Маруська, вспомнив обиду, легонько притявкнула.
«И чего было так злиться? Чего гавкать: «нагуляла, стерва! Куда ты старый смотрел? Была одна пасть, теперь целых пять дармоедов появилось!» Сама не может, вот и тявкает! В конце концов, у меня есть право на личную жизнь! На любовь! И нечего мне тут!»
Маруська несколько раз тявкнула. Но негромко, чтобы бабку не разбудить. Уложив морду на лапы, она опять окунулась в воспоминания.
«Чтоб завтра же все хвосты в воду! И чего было так разоряться? Ведь дедушка всё быстренько решил. Мне даже не пришлось кормить детёнышей грудью, дедушка сразу их пристроил по хорошим дворам, с водой. Он так и сказал этой старой пуделихе: всех снесу к речке. Молодец, дедуся! Живут теперь мои отростки лучше меня! Да и я не пострадала, грудь быстро втянулась, хоть снова в загулку».
Скрипнула калитка, во двор вошли двое мужчин. Маруська, озверев от такой наглости, кубарем выкатилась из-под крыльца и пошла тараном на незнакомцев. Но те не отступили. Один цыкнул на Маруську, другой свистнул. На крыльцо вышел дедушка. Маруська немного притормозила, теперь здесь главный – хозяин. Нужно ждать команду от него. Она лишь порыкивала, да косила глазом.
- Ну что ты решил, отец? – Спросил свистун. – Продаёшь свою хибару?
- Это не хибара, это мой дом! – Дедушка нервничал, он размахивал руками. – Здесь я родился, здесь родились мои дети, внуки…
- Значит, ты хочешь здесь и умереть? – В разговор вступил второй незнакомец, цыкальщик. – Смотри, старик, не накликай лихо.
- Идите отсюда! Я милицию вызову! Маруська, фас их!
Маруська только и ждала приказа. Она вцепилась зубами в штанину цыкальщика. Незнакомцы отступили, изрыгая угрозы и проклятия.
Когда всё успокоилось, Маруська улеглась прямо на крыльце, перед дверью. Уж она-то сможет защитить свою территорию.
Маруське было слышно, как бабка ругает деда, как она обзывает его почему-то старым козлом. Маруське были непонятны многие слова: «нужно продавать, сожгут ведь, останемся на головёшках». Не понятно было и молчание дедушки. От всего непонятного Маруська сильно притомилась. Вокруг всё было тихо, опасных запахов не чуялось. И Маруська отправилась на своё лежбище, под крыльцо.
Беда пришла ночью. Не пришла, а ворвалась. Утомлённая дневными переживаниями, Маруська спала крепко. Сквозь сон она слышала шорохи, но проснуться не могла. Разбудил её жар. Спросонок Маруська никак не могла понять, как она оказалась у раскалённой докрасна печки. Ведь дедушка начинает нагревать печку гораздо позже, когда весь двор устлан шуршащими листочками. Почувствовав, что жар обжигает её шкуру, Маруська уже ни о чём не размышляла.
Прижав уши и поджав хвост, она вылетела из-под крыльца и бросилась бежать. Со всего маху Маруська врезалась в деревянный забор. Гнилые доски не выдержали натиска и рассыпались трухой. Маруська, не почувствовав боли, кинулась дальше. Её гнал страх, впервые почувствованный ею животный страх.
«Прочь, прочь! Бежать! Дальше! Дальше от этого страшного места»
Маруська не вспоминала ни о дедушке, ни о сладких косточках, припрятанных в разных концах двора. Только усталость пересилила страх. Маруська замедлила бег и огляделась. Вокруг была темень и лишь в той стороне, откуда бежала собака, ночь будто языком слизнули.
Заметив сбоку полуразвалившийся, заброшенный дом, Маруська свернула к нему. Даже не обнюхав подступы, она влетела внутрь. На её счастье дом был безсобачий. Лишь влюблённая парочка крыс, недовольных бесцеремонным вторжением, пискнули и, вильнув хвостами, провалились сквозь землю.
Маруська забилась в какую-то щель и затихла. Сердечко трещало в груди, Маруське казалось, что это бабка догнала её и колотила костылями по крыше дома. Собачка сжалась от страха, зажмурила глаза, зажала их лапами и заскулила: «Дедушка, дедушка мой! Где же ты? Приди, приди за мной, забери меня отсюда!»
Время шло. Палки о дом стучали уже не так громко. Маруська начала оживать.
«Так это всего лишь сон? Приснится же такое! Кругом всё горит, я одна. Куда-то бегу, за мной гонится стая Ходячих На Задних Лапах с палками. Рассказать подружкам такое, поднимут на лай! Нет, всё рассказывать не буду. Лучше расскажу, как я прогнала Ходячих. Как я гналась за ними, а они улепётывали от меня так смешно, путаясь в своих четырёх лапах. Всё, просыпаюсь!»
Маруська разжмурила глаза – и заскулила от отчаяния. Нет, это был не сон. Весь её спокойный мир накрылся миской. И как жить дальше? А главное, где? Здесь? Делить кров с презираемыми всеми собаками крысами? Маруська потеряла смелость, но не гордость.
«Нужно возвращаться! Чего это я стала такой трусихой? Старею, что ли? Может, всё уже укостерилось? Дедушка! Как же я про него забыла? Он уже наверняка ищет меня, кричит: «Маруська, куда ты плешина собачья запропастилась?» А если на него напали те двое Прямоходячих? Его же нужно спасать! Эге-гав! Вперёд, Маруська, к дедушке! К косточкам, пока их не растащили!
Но несмотря на боевой клич, высунуть нос из своего убежища Маруська решилась только ближе к вечеру. Вокруг было светло, шумно и незнакомо. На Маруську никто внимания не обращал. По запаху она безошибочно определила свой путь к дому. Вот и последний поворот. За ним родное логово, за ним дедушка. Маруська прибавила ход, завернула за угол и … Резко затормозила всеми четырьмя лапами. Шерсть вздыбилась от увиденного! За поворотом не было ничего.
Маруська крутнула головой и принюхалась: неужто ошиблась, неужто нюх потеряла? В нос лез какой-то противнющий, злобный запах опасности. Не было ни забора, ни такого родного дома под шиферной крышей. Одни обугленные головешки, по которым бродили странные люди, одетые в несколько шуб.
Один из пожарных, разбиравших завалы, крикнул напарнику:
- Гляди, собака. Наверное, здешняя, дворовая. Надо же, спаслась.
- Бедолага. – Второй пожарный снял шлем и отёр вспотевшее лицо. – Теперь она без определённого места жительства.
- Пусть радуется, что живой осталась. Как думаешь, она уже поняла, что хозяева заживо сгорели? Говорят, собаки всё чувствуют.
- Пёс её знает. Ты вот что, псина. – Пожарный помахал рукой, привлекая внимание Маруськи. – Уходи отсюда. Здесь тебе жить уже нельзя. Ищи себе новых хозяев, новый дом. Поняла меня? Беги, беги отсюда! – Пожарный захлопал в ладоши, прогоняя Маруську.
Маруська всё поняла. Поджав хвост, она потрусила прочь, не оглядываясь. Впервые она не знала, что ей делать? Что ей делать прямо сейчас? А завтра? Маруська остановилась. Начало темнеть, накрапывал небольшой дождичек. Отыскав на небе луну, Маруська заголосила.
«Дедушка! Дедушка мой родной! На кого ж ты меня оставил? Как же мне жить дальше, сиротинушке?»
- Эй, а ну прекрати выть! – Раздался строгий окрик. Такой же строгий, как у дедушки, когда он показно для бабки воспитывал Маруську.
Маруська аж подпрыгнула от счастья – дедушка воскрес! Но это был не дед. У дверей «Госбанка» стоял охранник, перекуривающий свою ночную смену. Маруська снова повесила голову и всхлипнула.
- А, ты наверное погорелица? – Охранник догадался. – Из того дома, что подожгли? Да, подруга, даже и не знаю, повезло тебе или нет? И дом, и хозяева сгорели. А всё едино, раз выжила, значит нужно жить дальше. Так, что же делать, куда тебя пристроить? – Охранник задумался. - Внутрь тебе нельзя, там видеокамеры, меня враз с работы выпрут. Но и одной тебе оставаться тоже нельзя, ты ж к улице не приучена, в дворовых драках не участвовала? – Маруська молчала. – А, была не была! Ведь у нас на Руси как? Погорельцам всем миром помогают! Перекантуешься до утра вот тут, в предбаннике, на коврике. А утро оно всегда мудренее. Ну как, согласна со мной ночку провести?
Охранник открыл дверь банка и приглашающе свистнул. Маруська была согласна на всё. Она вбежала внутрь и упала на коврик без сил. Охранник закрыл на ключ входную дверь и прошёл в операционный зал.
Ночью Маруська почти не спала. Закроет глаза, а там огонь, шум, треск, ужас. Охранник несколько раз за ночь выходил к Маруське, ободрял её добрыми словами, подносил воду, куски колбасы. Маруська жадно пила, но к еде не притрагивалась.
В половине восьмого утра охранник отпер входную дверь.
- Всё, Погорелица, тебе пора. Сейчас начнут работники сходиться, мне за тебя попадёт. Ты днём покрутись где-нибудь, а вечером приходи сюда. Смена не моя, но я напарника предупрежу, он тебя впустит. Не горюй, Погорелица, всё образуется.
Маруська выбежала на улицу. Начинался новый день, с новым именем. Страх остался в прошлой жизни. У Маруськи – Погорелицы забрезжила надежда: «Может и вправду всё образуется?»
Охранник оказался порядочным человеком. Он рассказал о приблудившейся погорелице не только напарнику, но и девчонкам- операционисткам. Погорелица стала ньюсмейкером дня не только в госбанке, но и по всей окрестности. Салон красоты. Ещё один банк, коммерческий. Аптека. Редакция газеты. Сотрудники этих организаций с жаром обсуждали историю Погорелицы и наперебой старались её приласкать и подкормить. Маруська стала всеобщей любимицей.
Днём она крутилась по округе или отсыпалась в теньке деревьев, а ближе к ночи подбирала себе ночлег. У неё появился богатый выбор. Умная собака быстро поняла человеческую любовь к лести и старалась угодить всем. Каждую ночь она меняла ночлег. Госбанк, аптека, редакция, комбанк, салон красоты. Строго заведённый распорядок.
Но вскоре сотрудники частного банка всполошились. Погорелица нарушила расписание и не приходила на ночлег в частный банк. Сотрудники заманивали её ливерной колбаской, сервеладом, копчёным мясом – всё напрасно. Погорелица отказалась от аренды предбанника в частном банке.
А через месяц случилась и вовсе невероятная история. Частный банк разорился, у него отобрали лицензию. Погорелица просто «взорвала» новостной рейтинг окраины. Начали поговаривать, что собака чувствует нюхом финансовые махинации, что она может предсказывать дефолт. Многие вспомнили про предсказания сурка, осьминога Пауля. Про гусей, спасших Рим. Теперь о Погорелице знали не только работники офисов, но и все жители округи. Слава о Погорелице дошла и до местных собак.
В один из спокойных дней случилось то, чего Погорелица никак не ожидала. Её «вызвали» к управляющему госбанком. Поручили охраннику найти и доставить Погорелицу, вот её и доставили.
Погорелица ещё никогда не была в таких роскошных апартаментах. Полы из дуба, мебель из натуральной кожи с аппетитным запахом. Всюду блеск, чистота, приятные ароматы. Погорелица зажмурилась. Её ослепили зайчики, пускаемые бриллиантом на галстучной заколке Управляющего.
- Это и есть та собака? – Управляющий был явно разочарован. Погорелица не дотягивала до привычного ему образа собаки банкира.
- Да, это она. – Женщина в строгом деловом костюме, стоявшая рядом со столом Управляющего, заглянула в свой телефон, потом ещё раз внимательно взглянула на собаку, словно сверяя паспорт с оригиналом. – Одно лицо. То есть морда.
- Неужто это она, простая дворняга, учуяла банкротство? Про это даже спецы из Центробанка не смогли вынюхать! Алабян по-тихому выводил активы в оффшоры, до последнего никто ничего не знал. Просто мистика. – Управляющий кашлянул. – А чем чёрт не шутит, говорят звери много чего могут предсказывать. Может, это уникальная порода? А чего это она мой кабинет обнюхивает? – Всполошился Управляющий, когда Погорелица подошла к креслу. – И чего так на меня глядит? Ты это, ты не гляди на меня так! Поняла? И не нюхай тут, у меня всё чисто! Нас недавно проверяли. Всё, уводите её. – Управляющий начал нервничать. – Стратегию маркетинга разработайте с учётом моих рекомендаций. – Женщина кивала и что-то записывала в электронный блокнот. – Пусть журналисты чаще упоминают, что даже животные выбирают госбанки. Нужно собаку помыть, причесать и сделать несколько фото в нашем корпоративном стиле. Кстати, как её зовут?
- У неё разные клички: Муська, Жучка…
- Погорелица. – Добавил охранник.
- Всё это отменить, это идёт вразрез с нашим корпоративным духом сбережения и накопления. Погорелица, попрошайка, нищенка. Моветон! Так, так, так. – Управляющий задумался. – А что, если мы её наречём прямо в лоб – Банкирша! – Управляющий даже подпрыгнул в кресле. – Это же креативно! Это звучит… богато! Это престиж, респект! Решено!
Так Маруська получила своё третье имя, Банкирша. А она и не возражала. Хоть Шарик. Лишь бы кормили, да за ушком почёсывали. С этим проблем не было и Банкирша зажила пуще прежнего. Она уже не тосковала по дедушке, да и страх от пережитого успел выветриться. От сытой жизни Банкирша потеряла вообще всякий страх. Все люди в округе знали её лично и никто не позволял себе не то, чтобы ругнуться на неё, но даже и косых взглядов Банкирша не замечала. К ней вновь вернулась уверенность в завтрашнем дне, расслабленность.
Ночью Банкирша решила размять лапы по ближайшим дворам. Свою нужду она всегда справляла подальше от места приписки. Банкирша приняла корпоративную этику, не гадить там, где ночуешь.
Забежав в тёмный двор, Банкирша и не подумала оглядеться и принюхаться. Все свои! Она пристроилась на цветочной клумбе и…
Огромные тени возникли с трёх сторон. Путь к отступлению был отрезан. Два кобеля сноровисто зажали Банкиршу с боков, а третий навалился сзади. Банкирша рванулась, но челюсти уже захватили её загривок, зад разорвала боль.
Потом всё повторилось ещё раз. И ещё.
К утру Банкирша приползла к крыльцу банка. Вся искусанная, в крови. Работники банка всполошились не на шутку: «А вдруг провокация? Вдруг происки конкурентов?» Было назначено служебное расследование, но криминала обнаружить не удалось. Как и кобелей, изнасиловавших Банкиршу.
На собаке всё заживает быстро. Через неделю раны затянулись. А через две Банкирша поняла, что «залетела». Эта новость её не очень опечалила, в своей жизни Маруська – Банкирша уже становилась матерью. Прокормить выводок? Да вокруг столько еды, что на десять ртов хватит. Банкирша продолжала жить, ничего вокруг не замечая.
Но через полтора месяца работники банка заметили «интересное положение» Банкирши. И её опять «вызвали» к Управляющему. Осмотрев обвисший живот собаки, Управляющий нахмурился:
- Да это же скандал! Вся наша маркетинговая стратегия летит… ей под хвост. Мы нацеливали рекламу на успешных женщин, на бизнес-леди. Первым делом карьера, потом семья. Какая чудесная получилась реклама: собака приходит в банк, берёт кредит, садится в авто с шофёром и едет за город, в свою трёхэтажную конуру! Креатив! А ты чего удумала? Пелёнки, распашонки, соски? Да, Банкирша, подложила ты нам щенков! И главное, как некстати! Только только начался рост кредитного портфеля, к нам потянулась молодёжь. А мы им что: плодитесь и размножайтесь? Как они кредиты возвращать будут, если все в декрет уйдут? В общем так, нужно ставить вопрос о замене Банкирши на другую собаку. Подыскать похожую, подкрасить её, сделать как-это? Мейк ап? Стилистику? А пока удалите её с глаз долой. Куда-нибудь в бэк-офис, в подсобку. Она подрывает имидж госбанка.
Охранник отвёл собаку на склад. Банкирша не могла понять, в чём она провинилась? Чего это Блестящий так рассердился?
На следующий день к Банкирше привезли ветеринара. Он осмотрел её, померил температуру.
- Ну что я могу сказать? – Ветеринар почесал красноватый нос. – Аборт делать поздно, придётся ей рожать.
- Сколько осталось до родов? – Строгая женщина всё фиксировала в электронный блокнот.
- Примерно неделя.
- Сколько будет щенков?
- Не меньше четырёх.
- Спасибо, оставьте нас. – Это было сказано ветеринару и охраннику.
Когда все вышли, строгая женщина слегка расслабилась и даже потрепала Банкиршу по загривку.
- Мы обе женщины и я тебя понимаю. Нам всегда труднее пробиваться в этой жизни, чем кобелям. Но и ты меня пойми. У меня свои обстоятельства. Мне приказали, я тебе передала. В общем так, твои детёныши нам не нужны. Если хочешь воспитывать их – уходи, мы найдём тебе замену. Если хочешь делать у нас карьеру – решай вопрос с щенками сама. Выбор за тобой. Ты смышлёная, ты меня поняла.
Банкирша действительно всё поняла. Два дня она лежала в углу подсобки, не откликаясь и ничего не кушая. На третий день она приняла решение. Ночью Банкирша выскользнула из банка на улицу. Ей нужно было разведать местность и подготовиться.
Через дорогу от банка располагался гаражный кооператив. Существовал кооператив больше тридцати лет, владельцы гаражей состарились, поумирали. Многие гаражи были заброшены. Банкирша решила устроить родильный дом в одном из гаражей. Но для этого ей нужно было перебежать через дорогу.
Днём на такой подвиг Банкирша не решилась бы даже ради мозговой косточки. Она никогда в своей жизни не перебегала дорог. Но видела, какие жуткие существа бегают по ним. С выпученными огненными глазами, на четырёх лапах, скрученных дугой. Даже хвост у этого существа был не собачий: он не вилял, не торчал, а только изрыгал из себя удушающие остатки еды, которые невозможно было отыскать на земле. А у некоторых уродов было даже по два хвоста!
Банкирша знала, что ночью эти чудища появляются редко. Ещё она знала, что чудища всегда издают вой, который отлично слышен издалека. Осмотревшись, Банкирша резво проскочила опасный участок и принялась за работу. Немного подкопав лапами землю, Банкирша пробралась внутрь одного из гаражей. Машины не было, кругом валялся какой-то хлам.
«Конечно, не апартаменты Блестящего, но для временного пристанища сойдёт. Но прибраться придётся. Жаль, что сюда нельзя вызвать ту Прямоходящую с палкой, которая наводит чистоту на моём рабочем месте. Что ж, придётся самой вспоминать, как это делается».
Банкирша разгребла лапами хлам, освободила место. Полы были деревянные, со щелями, из которых сильно поддувал ветер.
«Не простыть бы! И так здоровье на этой работе подорвала. Придётся решать и эту проблему».
Следующая ночь также прошла в хлопотах. Под утро, с рассветом, Банкирша посетила дворовую мусорку. Разгребая оставленные жильцами вещи, собака выбрала куртку с утеплённой подкладкой. Зажав находку в зубах, Банкирша потрусила прочь.
- А ну стой! Ворюга хвостатая!
Банкирша скосила глаз, но не остановилась. Она поняла, что это хозяева мусорки, Ходящие На Задних Лапах.
- Держи её, Гриня, смотри какую куртку эта шавка утащила. – БОМЖ запустил в Банкиршу старым сапогом, но промазал. – Это наша точка, поняла? Ещё раз появишься, хвост оторву!
«Ага, как же, счас! Хвост он оторвёт! Ты сначала догони, козёл двуногий! – Банкирша даже не прибавила шагу. – Да я только тявкну Блестящему, он вас в моём дерьме закопает! Попрошайки! Вечно прыгают на задних лапах, позорят породу!»
Устроив себе утеплённую родильню с удобствами, Банкирша больше гараж не покидала. Роды начались через два дня, ночью. Рожала Банкирша легко, даже с наслаждением. Когда шесть комочков были вытолкнуты из живота на свет, Банкирша облизала приплод и визгнула с наслаждением: «Всё, дело сделано, проблемы больше нет».

Рано утром охранник гаражного кооператива услышал какую-то возню за своей сторожкой. Выйдя наружу, пожилой дежурный схватился за голову:
- Мать честная! Откуда же вы взялись? Шесть штук! Да такие крохотули, наверное только родились. Где же мамашка-то ваша? Наверное за едой побежала, сейчас вернётся и будет вас кормить. А я пока вас в сторожку перенесу, в тепло. Эх вы, шестёрка смельчаков!
Сторож сгрёб кутят в две ладони и понёс к сторожке. Он всё оглядывался, не появится ли мать? А то будет искать детёнышей, изволнуется. Ему казалось, что он слышит собачье повизгивание за гаражами, но мать так и не появилась.
Собачья мать не появилась ни завтра, ни послезавтра, ни через неделю. Кутят выхаживали сторожа, потом раздали по знакомым. Один щенок, рыженький, с чёрным пятнышком на голове, прижился в сторожке. Это была девочка и назвали её Найдой, найдёнышем.

Банкиршу представили Управляющему через неделю после родов. Она оправилась, подъелась. Живот не отвисал. Управляющий остался доволен увиденным и Банкирша продолжила свою банковскую жизнь. Всё было, как и прежде, ни забот, ни хлопот.
Вот только по ночам Банкирша плохо спала. Она часто просилась на улицу, а когда её выпускали, бежала прямиком в сторону гаражей. Но никогда не перебегала через дорогу. Она бегала из стороны в сторону, тревожилась, что-то высматривала, поскуливала, пробовала лапой наощупь дорогу, но всегда отпрыгивала назад. Будто через дорогу проходил ток высокого напряжения.
А недавно Банкирша пропала. Ушла ночью погулять и не вернулась. Работники банка искали её повсюду, даже в гаражах, но Банкирши нигде не было. Кто-то видел её у реки, кто-то на кладбище. Встречалась она и на стройке, там где когда-то был её дом. Часто видели похожую собачку возле церкви. Но это были лишь предположения и слухи. Найти Банкиршу не удавалось. Она исчезла.
Новость о пропаже собаки дошла и до жителей близлежащих домов. Шёпотом все обсуждали одно и тоже:
- Как думаете, это совпадение? Или взаправду Банкирша дефолт чует?
- Да нет, не может быть! Разве собака на такое способна? Что она понимает в экономике? Ерунда всё это.
- Да совесть свою она пошла искать. Ишь, отъелась на народных харчах!
- Верно, грехи замаливает! Надо же, деток своих бросить...
- Перестаньте! Кто дал вам право судить? Несчастное существо, пытавшееся выжить в нашем злом мире...
- Ага! Как же, несчастное! Да она... Да её... Да таких...
Может просто совпадение, но вечером масла в огонь подлил сам министр финансов. По телевизору он принялся активно успокаивать народ:
- Причин для беспокойства нет. Подушка безопасности надёжная. Резервы Центробанка выдержат любые колебания курсов валют. Все обязательства государства будут выполнены в полном объёме. Никакой второй волны кризиса мы не допустим!
Для пущей убедительности министр успокаивал людей не из своего строгого кабинета, а со своей лужайки, в загородном доме. Камера скользнула панорамно и в объектив попала собака. Это несомненно была... Банкирша! Чистенькая, упитанная, с раздутыми боками не от важности, а от интересного положения, Банкирша сидела слева от кресла министра и мотала башкой из стороны в сторону. Это был сигнал для посвещённых!

Наутро народ потянулся за своими деньгами в банки. И первыми в очереди стояли жители тех домов, где до недавнего времени жила Банкирша.

Источник

Копирование и перепечатка произведения с сайта www.net-skuki.ru запрещены. Все авторские права на данное произведение принадлежат автору, к которому вы можете обратиться на его авторской странице.
Категория: Рассказы | Просмотров: 682 | | Рейтинг: 0.0/0
Пост!

Смотреть ещё
   Комментарии:
Имя *:
Email:
Все смайлы
Код *: