20 Апр 2013
Мак
Григорий Иосифович Тер-Азарян
Посвящается чудесной Женщине и талантливой Писательнице
ЕЛЕНЕ ШУВАЕВОЙ-ПЕТРОСЯН


M A K

Этот огромный луг был покрыт только ромашками. Год за годом они здесь ярко цвели, наполняя воздух тонким ароматом. Конечно, ромашки – это не розы, и к ним на рассвете не прилетает соловей, чтобы петь песни о вечной любви, о том, как они прекрасны. Но ромашки и не знали, что в мире есть такие птицы. Их устраивало и постоянное жужжание шмелей.

Это только на первый взгляд кажется, что в жужжании нет музыки, а, если внимательно прислушаться, то можно услышать: «Жжж, жжжууууууу, жужужуууууу, жжжжж…» – разве не чудесны подобные переливы?

А когда шмель садится на цветок и как–то по–особому жужжит, осторожно перебирая лапками золотую сердцевинку и, нежно поглаживая её – каждая ромашка замирает от счастья.

Когда Лёгкий Ветерок проносился по жёлто-белому царству луга, казалось, будто облачко спустилось с неба и, окрасившись кусочками солнышка, пробегает по земле, чтобы потом вновь устремиться ввысь.

Вот и на этот раз пришла весна. Луг снова зазеленел, и было видно, что этим летом множество ромашек украсят луг. Стебельки быстро тянулись к солнцу, стараясь добраться до него. Ведь иначе у ромашек не будет такого жёлтого кружочка в серединке. Это им – подарок от солнышка за их скромность и красоту.

Но один стебелёк вырос особо рослым и крепким. Поначалу никто и не обращал на него внимания, но с каждым днём он становился всё больше и больше, а когда начали завязываться бутоны, то стало ясно, что этот цветок – не ромашка.

Эта новость быстро облетела весь луг. Ведь ромашки и не знали, что кроме них есть и другие цветы. Всем было любопытно посмотреть на росток, отчего стебельки ещё больше стремились вверх.

– Что же там растет? – постоянно спрашивали друг у друга любопытные цветы. – Может, шмели будут знать, кто этот чужак и что ему понадобилось на нашем лугу?

Однако пока не раскроются первые цветы, шмели не прилетят, так что до тех пор останется только ждать и гадать.

Но вот начали раскрываться первые бутоны, и они были особенно хороши, так как принадлежали самым большим ромашкам. Но все равно их высота была меньше этого неизвестного цветка. Кроме того, его бутон совсем не был похож на ромашку. Большой и зелёный, он казался неказистым, не говоря уже о том, что постоянно свисал к земле, а не тянулся к солнцу.

– Как же безобразен этот бутон, – заявила одна из ромашек. Она первой раскрыла лепестки, была самой большой и поэтому считала себя здесь главной. – Когда вы еще не расцвели, – продолжала она, обращаясь к ромашкам. – Я уже тогда знала, что от этого стебля ничего хорошего ждать не придётся. Испокон веков здесь росли только мы, ромашки, и здесь – наш луг.

Все вокруг, молча, слушали её и покачивали головками.

– Возможно, мы ошибаемся, и бутон не так уж и плох, – попыталась возразить соседка. Вероятно это – тоже ромашка, но вот такая уродилась. Ведь мы все – ромашки, но посмотрите, у каждой – своё количество лепестков, своя желтизна сердцевинки.

– Ты когда распустилась? – качнулась Большая Ромашка.

– Сегодня на рассвете, - тихо проговорила Ромашка

– Вы посмотрите на неё, – возмутилась Большая Ромашка. – Только на рассвете распустилась, ещё один день не провела под солнцем, а уже со мной спорит.

Остальные цветы вновь закивали головками.

– Нечего вам спорить, – ласково качая их, нашёптывал Ветерок. – Посмотрите, какой чудесный день!

А шмели, вторя ему, жужжали: «Жужжжу, жжж, жужжжуууууу…».

Посмотрите, посмотрите! – неожиданно воскликнула одна из ромашек. – Кажется, огромный бутон начинает распускаться.

Все разговоры смолкли, и головки цветов наклонились в сторону незнакомца. Даже Ветерок утих и, притаившись в траве, смотрел, что же за цветок появится. Ему всё надо было хорошо рассмотреть, чтобы потом рассказать новость всему лугу.

А шмели, усевшись на ромашки, постоянно перебирали лапками лепестки и от нетерпения жужжали ещё сильнее.

– Кажется, цветок будет красного цвета… – раздался шёпот Ромашки.

– Какой ужас! – воскликнула Большая Ромашка. – Красный цветок! Я же говорила, что это будет что-то страшное и некрасивое!

– Но почему же некрасивое? – возразила Ромашка. – Сегодня, когда я распускалась, первое, что увидела – это была алая заря. Разве восход некрасив?

– Ты опять споришь? – возмутилась Большая Ромашка. – Если я говорю «ужас», то так и есть. Я права? – обратилась она к шмелям.

– УУУУУжжжжжасссссссс! – загудели шмели.

– Вот видишь, и шмели со мной согласны, – гордо вскинула головку Большая Ромашка. – А они понимают толк в цветах.

Ромашка ничего не ответила и продолжала смотреть на раскрывающийся бутон.

Но вскоре солнце начало клониться к горизонту, наступал вечер, и было трудно что-либо разглядеть.

- Придется дождаться утра, – подумала про себя Ромашка. – Интересно, какой же там скрывается цветок? – и она не заметила, как уснула.

***
Когда солнышко взошло, весь луг переливался маленькими радугами. Роса искрилась и сверкала под первыми лучами светила.
Проснулась и Ромашка. Ей казалось, что сегодня должно произойти что-то очень радостное.

– Конечно же – бутон... Как я могла забыть про него? Он, наверно, распустился.

И тут она увидела огромный, ярко-красный цветок. У него были большие лепестки, покрытые капельками росы, от чего он выглядел еще краше. Непроизвольно стебелёк ромашки наклонился в сторону мака. Конечно, это был огромный, прекрасный мак, которым нельзя было не залюбоваться.

– Как он замечателен! – тихо вздохнула Ромашка. – Он даже красивее нас...

– Как она чудесна! – тихо прошептал Мак, глядя на Ромашку. – Как белоснежны её лепестки, как сверкает она своей желтизной. Могла бы она полюбить меня?

Все ромашки давно проснулись и тихо перешёптывались. Они ждали, что же скажет Большая Ромашка.

– Он не такой страшный, как я его себе представляла, – после долгого молчания произнесла Большая Ромашка. – Пусть себе цветёт, только чтобы нам не мешал.

Тут на лугу появилась молодая пара. С первого взгляда было понятно, что это влюбленные.

– Посмотри, среди моря ромашек – всего один мак. Но какой он большой и красивый! - обрадовалась девушка.

А Мак в это время все смотрел на Ромашку и думал: «Какая она изумительная! Конечно, я недостоин её любви. Ведь она восхитительна, как невеста!»

Юноша подошёл, сорвал Мак и протянул его девушке.

– Зачем, зачем ты его сорвал?! – воскликнула любимая. Слёзы заблестели в её глазах. Но было уже поздно.

Что-то очень больно кольнуло Мак, он понял что умирает, но даже в этот момент подумал: «Неужели я так и не узнаю, любит она меня или нет?»

– Любит, – и один из его лепестков упал.
– Не любит, – упал второй лепесток.
– Любит, – и третий лепесток, кружась, понесся к земле.
– Не любит, – упав среди ромашек, произнёс четвертый лепесток.

– Любит! – и последний, пятый лепесток, подхваченный Ветерком, упал у стебля Ромашки.

– Она, любит, любит меня, значит, я ещё жив!!! – прошептал Мак, и его стебелёк поник навеки…

Источник

Копирование и перепечатка произведения с сайта www.net-skuki.ru запрещены. Все авторские права на данное произведение принадлежат автору, к которому вы можете обратиться на его авторской странице.
Категория: Рассказы | Просмотров: 657 | | Рейтинг: 0.0/0
Пост!

Смотреть ещё
   Комментарии:
Имя *:
Email:
Все смайлы
Код *: