26 Май 2013
Чапаева воскресил Президент. Битва началась!
Чапаева воскресил Президент. Битва началась!
Автор: Дмитрий Ятокин

Часть 1.

У Президента было плохое настроение. По данным статистиков в стране тишь и благодать. Зарплаты у народа высокие, пенсии приближаются к зарплатам. Народ счастлив, народ любит своего Президента. Скука! Президент сам с собой играл в крестики-нолики и почему-то каждый раз выигрывал. Сам у себя!
Дверь кабинета распахнулась, без доклада вошёл Главный Администратор. Растерянное лицо, трясущиеся руки.

- Товарищ Президент! В стране – беда!
- Что случилось? Украина украла весь наш газ?

- Хуже!
- Погоди, погоди! – Оживился Президент. – Не подсказывай, дай сам угадаю. Прокуратура обнаружила тайные счета Главного Министра?

- Хуже!
- Что-о-о? На меня варежку разинули? Они что, забыли, кто их породил? И кто их в унитаз спустит? В каком они сортире?

Рука Президента потянулась к красной кнопке.

- Нет, нет, товарищ Президент! Прокуратура сейчас занята делом «Портного». Тут другое
ЧП - у народа хотят отнять Новый год!
- Ну, что за бред? И вы наслушались сказок о конце света?

- Если бы конец света! По таким пустякам я бы побеспокоил Заместителя вашего тандема. Разведка доложила, что оппозиция хочет перехватить Деда Мороза, пытать и вынудить отречься от власти. На любимый вашим народом праздник нам хотят подсунуть оппозиционного Деда Мороза! Санта Клауса!
- Да что ж эти беляки никак не уймутся! Я их давил, давил, а они опять воздух портят! Мне шашку в руки – порубил бы их в салат Оливье!

- Нельзя вам, товарищ Президент, шашкой махать! Вы, как командир, должны быть сзади, на лихом «Мерседесе». А шашкой махать мы поручим профессионалам. Как вам кандидатура Чапаева Василия Ивановича?
- Что за ерунда? Нам что, на Новый год вместо «Иронии Судьбы. Продолжение» фильм «Чапаев воскресе» показывать? Режиссёр Никита, в главной роли Безруков с косметической маской на лице? Народ нас не поймёт! А оппозицию даже ожившим Сталиным не напугаешь.

- Сталина мы пока оставим в его могиле, а вот Василия Ивановича оживить нам по силам! Не удивляйтесь, а лучше посмотрите секретные материалы «Х», которые только что назначенный Министр по Чрезвычайной Обороне откопал в развалинах министерства. Специальный проект самого товарища Дзержинского: «Герои гражданской войны живее всех живых».

Президент читает секретную папку и не может скрыть удивления:

- Фантастика! У Мавзолея есть второе дно? И именно там хранится замороженное тело легендарного Василия Ивановича? Но почему я ничего не знал о существовании этого проекта?
- Об этом проекте знал только товарищ Андропов. Но из-за скоропостижной кончины он не успел подготовить себе преемника. Если бы не инициатива вновь назначенного Министра…

- Я понял, понял! Министра мы наградим грамотой «За усердное копание на рабочем месте». Вы мне о Чапаеве расскажите. Как он в Мавзолей попал?

- Операция по его заморозке была подготовлена заранее. И когда он, раненый, пошёл ко дну, его подхватили водолазы из спецотряда ЧК. Чапаев был помещён в подводную лодку и доставлен прямо к Кремлёвской набережной. В Кремлёвской больнице его поместили в капсулу со льдом, а после строительства Мавзолея – разместили в секретной лаборатории, на нижнем ярусе. Лаборатория полностью автономная, врачи уже почти сто лет живут в бункере. Это целый засекреченный город. Секреты профессии передаются от отца к сыну, от матери к дочери. Только так удалось сохранить уникальный спецпроект в тайне от вражеских ушей и глаз.

- И что? Неужто Чапаев спустя 90 лет воскреснуть может?

- Уже воскрес! То есть, оживлён спецсредствами нашего Главного Санитара. Правда, есть нюансы. Василий Иванович считает, что он, как командир дивизии Рабоче-Крестьянской Красной Армии до сих пор состоит в партии большевиков. Наши агенты постарались надавить на него, но Чапаев категорически отказался сжигать партбилет и вступать в «Единый Народный Фронт». Следователь попытался «пришить» Чапаеву дело о хищении двух телег фуражного зерна из дивизии, но у комдива оказался в руках более весомый аргумент – Маузер! Хорошо, что патрон был единственный.

- Чапаев застрелился?
- Нет, он застрелил следователя. С формулировкой «как врага трудового народа». Дело в том, что Чапаев уверен, будто российская земля принадлежит крестьянам, фабрики рабочим, а армией руководят боевые маршалы.

- Не лишайте его иллюзий! Такой он нам и нужен! Неподкупный, бескомпромиссный! Да, были люди в наше время! Не то, что нынешнее племя! Богатыри не мы… Не вы… Так, всё ясно! Начинайте подготовку Чапаева к борьбе с оппозиционной гидрой. Кстати! Этот… Ну, герой анекдотов… Петька! Чапаев согласится работать без напарника?

- Петька также участник проекта. В донесении спецагента ЧК записано, что Василий Иванович никак не хотел засыпать, пока Петька не спел «Чёрный ворон, что ты вьёшься…» Их так и заморозили вместе.

- Анка Пулемётчица? На неё можно взглянуть? Она ведь была ничего себе?
- К сожалению, Анка в проекте участия не принимала. Отказалась от заморозки втроём. Но это и к лучшему. Чапаеву мы скажем, что Анка разморожена раньше и уже три года разведывает в тылу оппозиции. А в группу Чапаева под видом Анки Пулемётчицы будет внедрён наш спецагент. Точнее, агентша! После небольшого пластического тюнинга!

- Анку Чаплин? – Президент оживился. – А что, она в хорошей форме! Только недавно на Кремлёвском корпоративе мы с ней дуэтом пели! Хорошая кандидатура! От её прелестей Чапаев не откажется! Отлично! Вариант «Б» предусмотрели? На случай перевербовки Чапаева в стан оппозиции?

- Так точно! Наши специалисты уже вживили Анке капсулы с тремя литрами жидкого азота в каждую грудь. В сосок вмонтировали пусковое устройство. Боекомплект взводится поворотом соска против часовой стрелки. Одно нажатие и струя азота заморозит всё живое в радиусе трёх метров.

- Замечательно! Вижу, вы подготовились основательно! Что ж, пора за дело! Пусть Василий Иванович доделает то, что не успел в 1920 году. Разделается с врагами молодой России! Начинайте!

Главный Администратор собрал бумаги в папку, прижал её к груди и вышел из кабинета. А Президент подошёл к шкафу, достал оттуда старую буденовку и тихонечко запел: «С чего начинается Родина?»

Часть 2.

Из Троицких ворот Кремля вышла парочка: Чапаев и его ординарец Петька. Василий Иванович был одет в галифе, хромовые сапоги и гимнастёрку. К ремню была пристёгнута шашка. Петька за ручку катил пулемёт «Максим».

- Василий Иванович, что-то стало холодать! Зима на дворе. – Петька поёжился. Он также был в одной гимнастёрке. – Хоть бы по шинелишке нам выдали…

- Счас! У этих кремлёвских маркитанов зимой папахи не выпросить. Бурку не дали. Говорят: «музейный экспонат, достояние истории». А шинелей в русской армии и вовсе нет. Мне по секрету шепнули, что Главный Портной Армии проворовался, дивизии к зиме одеть не во что.

- Вот же б…! Девяносто лет минуло, а эти штатские всё также на армейских харчах рожи наедают! Василий Иваныч, а мы точно в Москве? Глянь-ка! Бутик Эльдорадо! Кафе Паризьен! Бистро Паола! Пицца Хадс! Рестаурант Мак Дональдс! Гипермаркет Ашан! Банк Швейцарский! Дансинг Танго! Может нас по-тихому в тыл врага забросили? В самое сердце Антанты?

- Счас разведаем! Эй, служивый! – Василий Иванович обратился к дворнику. – Как нам на Тверскую попасть?

Дворник всмотрелся в Чапаева, потом отбросил метлу и радостно замахал руками:

- Ай, шайтан баласы! Салам Алейкум, ёлдаш Чапай! Неча сан?
(О, Господи! Здравствуйте, товарищ Чапаев! Как ваши дела?)

- Ладно, понял, не знаешь! Красноармейцу Сухову от меня пламенный привет! – Чапаев помахал рукой дворнику, а сам шепнул Петьке. – В Туркестане мы! Оппозиция – отряды Ахмед Хана. Опять придётся советскую власть в отдельно взятом регионе устанавливать. Только чего так холодно? В Туркестане снега-то нет?

- Надо перепровериться, командир. – Петька оставил пулемёт и подошёл к рабочим, копающим траншею. – Эй, басурмане, как нам каля- маля Тверская ходить?

- Чего? Ты б… за базаром следи! По е…. захотел? Давно на …. не посылали? Ты, твою мать, у меня…. А потом я тебя… И ещё раз …. Пошёл на …. ПонЯл?

- ПонЯл, понЯл! – Петька подбежал к Чапаеву. - Василь Иваныч! В Москве мы! В России матушке! Не разучился народ русский разговаривать! Прям от души отлегло!

- Ну, слава командарму! В родной стране и стены помогают. Только вот притомился я уже чего-то. Отлежал ноги за девяносто лет. А до Тверской маршировать далековато будет! Нужно нам какую тачанку отыскать.

- У них счас мототачанки, Василь Иваныч! Говорят, сто лошадей могут пересилить! Да вон, глянь, командир, какое чудо прямо на нас прёт!

Рядом с красноармейцами остановился девятиметровый «Крайслер». Тонированное стекло опустилось. Василий Иванович заглянул в машину и присвистнул:
- Да тут баба! Извините, мамзель, но нам придётся воспользоваться вашей тачанкой. В государственных интересах!

- Воспользуйтесь! Я буду рада! А для вас я и баба, и мужик! Да вы чего, мальчики, вмазали уже? Верку Сердючку не признали? Прыгайте ко мне, чего вы как не родные? Вы туда же, на концерт оппозиции? Ты, товарищ Чапаев, давай ко мне. Прямо с пулемётом! Люблю, когда в тесноте! А ты, голубчик Петруня, прыгай к водителю. Только за коленки его не щупай, он у нас девственник! Ну надо же, какие вы натуралы!

Василий Иванович, подобрав шашку, втиснулся в «членовоз». Петька загрузил пулемёт и побежал к передней двери. Чапаев спрашивает:
- Ты из какой роты будешь, мамзель? Из латышских юнкериц?

- Из роты? Ой, как интересно! Всегда мечтала поиграть в рядового и командира! Да из голубой я роты, неужто не видно? Ну, накажи меня, мой генерал! Положи меня по стойке смирно! Поставь меня на гауптвахту! Ну же, красавчик, снимай сапоги! И эти галифе, я хочу посмотреть, какой у тебя калибр главного орудия!

- Нет! – Истошно завопил Петька. – Только не это! Василь Иваныч, не делай этого!

- А-а-а! – Завопила Сердючка.

- Спасайся, кто может! – Заорал водитель, резко затормозил и выпрыгнул из машины. Следом выпрыгнула Верка Сердючка и с воплями «насилуют», побежала прочь.

- Чего это с ними? – Василий Иванович в одном сапоге вышел из машины.

К нему подбежал Петька, затыкая пальцами ноздри, и протягивая второй сапог.
- Василь Иваныч! Ты опять за своё! Тебе же сам товарищ Будённый запретил на людях сапоги сымать! Да за дух от твоих портянок «Красный Крест» опять обвинит Россию в распространении отравляющих газов!

- Чёрт, да я и забыл! – Чапаев виновато развёл руками и принялся обувать сапог. – Девяносто лет портянки не сымал, ноги совсем сопрели. Да, жаль девицу… Или мужика? Я чего-то не понял? Опять дорогу самим искать придётся. Так, Петька, слушай мою команду. Садись вперед, за вожжи. Будешь тачанкой управлять!

- Василь Иваныч! Я ж окромя кобылы ничем управлять не могу!

- Отставить, Петька! Прибор! От винта!

- Есть от винта! Прибор – двадцать! Поехали!

«Крайслер» с автоматической коробкой плавно тронулся с места. За поворотом стоял гаишник. Увидев «Крайслер», он свистнул и показал палочкой «прижаться к обочине».

- Тпру, Петька! Наконец военного человека встретили. Счас про дорогу всё разузнам.

Гаишник подошёл к водительской двери, вальяжно представился:
- Лейтенант Оброков! Ваши документики! Почему без ближнего света едем? Где талон техосмотра? Нарушаем? Будем протокол составлять или вы сами мне сто долларов предложите?

- Василь Иваныч, я чего-то не понял служивого! Вроде наш, а деньги антантовские просит! – Петька покрутил пальцем у виска. – Поговори с ним, командир! По закону военного времени!

Чапаев по пояс вылез из верхнего люка и заорал:
- Как стоишь, младший офицер? Встать по стойке «смирно», когда со своим комдивом разговариваешь! Брюхо подтянуть! Трое суток гауптвахты за то, что командира не признал!

- Виноват, товарищ Чапаев! – Лейтенант вытянулся и козырнул. – Не признал без папахи! Служу России!

- Так-то! – Подобрел Чапаев. – Распоясались тут без меня! Хромает дисциплинка, как конь без подковы! Ужо возмусь я за вас! Как только с оппозицией разделаюсь! Как на Тверскую проскакать?

- Слушаюсь! Так точно! Прямо, налево, за углом! Счастливого пути!

- Вольно! Доложишь командиру, что Чапаев трое суток ареста приказал! Петька! Но-о-о! Рысью! Марш! Марш!

«Крайслер» набрал скорость и скрылся за поворотом, а гаишник всё стоял по стойке «смирно», отдавая честь проезжающим машинам.

Часть 3. Последняя.

Тверская была перегорожена грузовиками, но машину с Чапаевым пропустили беспрепятственно. Метров через сто Чапаев крикнул:
- Петька, тпру! Здесь будем засаду на оппозицию устраивать. Ставь тачанку к оппозиции передом, к Кремлю задом, и устанавливай пулемет на крышу. А я пока пройдусь, проведу рекогносцировку местности.

- Василь Иваныч! Ты только того, будь осторожен! – Петька застегнул на гимнастёрке Чапаева верхнюю пуговицу. – Плохая слава у этой Тверской. Говорят, тут какие-то путАницы работают. Не успеешь оглянуться – а они тебя на землю уложили! Да ещё из карманов все деньги пропадают.

- Ладно, Петька, не пугай путаного! Делай, чего говорю. Счас Анка должна прискакать. С ней нам поспокойнее будет!

Чапаев пошёл по тротуару, заглядывая в зеркальные витрины бутиков.
- Мать моя крестьянка! Золото висит, как связки чеснока на рынке! Мужики с бабами стоят почище, чем часовые на посту! Не шелохнуться, и глазом не моргнут! – Чапаев остановился у витрины с манекенами. – Неужто всё это для народа? Для людей? Выходит, не зря мы кровь проливали за родину? Да здравствует страна рабочих и крестьян! Слава партии большевиков и сочувствующих!

Чапаев утёр рукавом гимнастёрки глаза.

- Мужчина! Не угостите даму спичкой?

Чапаев оглянулся – рядом стояла девица в короткой юбке и короткой курточке, под которой ничего не было, кроме молодого тела.

- Или сразу пройдёмте, гражданин начальник? Вижу, у вас пистолет уже заряжен? – Девица хихикнула и ухватила Чапаева за ширинку. – Ого! Калибр у вас, начальник, не меньше пушечного будет. Пройдём для стрельбы по моей мишени? У меня тут комната, рядышком. Валюта или деревянные?

Чапаев порылся в кармане галифе и вытащил золотую монету.
- Червонец! Царский! Годится?

- Эге, начальник! Да за такую таксу я и подружек тебе подгоню! Пошли, настоящий полковник!

Чапаев прошёл за девицей в подъезд. Через час он вышел, подкручивая усы и что-то напевая под нос. Петька уже успел развернуть «крайслер» и пристраивал пулемёт на крышу. Увидев Чапаева, он развёл руками:
- Василь Иваныч! Ну, ты опять за своё! Ширинку хоть застегни! Счас оппозиция на нас попрёт, а ты всё по бабам…

- Отставить, Петька! Я, может, этого часа девяносто лет ждал! Мы вместе с моим крупнокалиберным ждали! Хирург, что меня размораживал, мужиком оказался! Разморозил всё, кроме одной хреновины! Говорит, пригодится тебе, Василь Иваныч, гаубица твоя! Как секретное оружие! Вот и пригодилась! Я ей только что стратегическую задачу решил! Теперь нам никакая оппозиция не страшна!

- Да! – Петька вздохнул. – Похоже, что тебя, Василь Иваныч, точно не всего разморозили! Заговариваешься! Глянь-ка, командир! Вроде Анка чапмает?

Чапаев оглянулся. По Тверской шла девушка. Она спотыкалась, будто пьяная и чертыхалась, поддерживая руками арбузные груди.
- Анка? Вроде похожа! А что за обмундирование на ней? По какому уставу? Красноармеец Анка! Доложить, что за хрень на тебе!

- Василь Иваныч! Родненький! Командир мой любимый! Как же я скучала! – Анка бросилась на шею Чапаева, а Петька присвистнул – короткая юбка задралась так, что было видно… Но Петька усилием воли зажмурил глаза!

- Анка! Ты чего? Раздобрела? – Василий Иванович никак не мог обнять Анку, мешала грудь шестого размера. – И чего вырядилась, как пугало? Забыла, где служишь? Ну ладно, ладно, хватит лизаться! До вечера потерпи, уж я тебя приголублю! За все девяносто лет! Если заморозка не подкачает!

- Василь Иваныч, родненький! Петька! Братишка ты мой! Как я рада! Как я ждала! А форма – так это для конспирации! Меня ж в тыл врага забросили! Заставили эту кожаную юбку нацепить, колготки, шпильки! А трусы! Это ж не трусы – это стринги! – Анка подтянула трусики. - Главный Портной всех красноармеек в такую стыдобу одел! Василь Иваныч! Я хоть счас в гимнастёрку влезу, в сапоги! Только прикажи!

- Ладно, ладно, Анка! Где я гимнастёрку на твой размерчик найду! – Чапаев взвесил грудь Анки на ладонях. – Да и нравишься ты мне, стервозка! В этаком наряде! Повышаешь боевой дух! Эх, подруга моя боевая!

- Василь Иваныч! – Петька оттащил командира от Анки. – Нам бы окопчик сообразить, а то торчим здесь, как штыки от винтовок!

- Нельзя, Петька! – Анка замахала руками. – Чтобы Тверскую вскрыть, тысячу мандатов подписать придётся. У главгаза, главсвета, главметро, главсвязи. Замучаемся по кабинетам ходить! А без мандата копать – штрафами замордуют, судами затаскают! В рядовые разжалуют – понятно?

- Бюрократы, мать их! Маузера на них нет! Кстати, Анка, у тебя махорка есть? – Чапаев послюнявил пальцы. – Курить хочется – спасу нет! Я ж, почитай, девяносто лет не смолил косячок! Отсыпь первачка!

- Есть сигаретки. – Анка протянула пачку. – Америкэн тобакко! Тонкие, с пониженным содержанием никотина.

- Да ты чё мне гвозди суешь? Мне махорки, самосадочной!

- Где ж такую взять, командир! Такой лет тридцать в России нет! Теперь здесь курят только антантовские!

- Я посмотрю, в России ни хрена российского нет! – Чапаев сплюнул. – Винтовку Мосина найдёте, чтобы я с горя застрелился?

- Давно снята с производства. – Анка покачала головой. - Можно достать карабин Калашникова, но и тут как повезёт! Либо нашенской сборки, либо китайской. Да, ещё румыны могут свои самоделы впарить. И поляки. Даже твоей любимой саратовской картошки больше нет! Расклад сил перед боем придётся на египетской картопле строить! А Приморье сейчас – оплот не белой армии, а китаёзов. Они без боя берут наши города!

- Дела! Что-то неладное творится в нашем государстве! Чую, одной расправой над оппозицией войны нам не выиграть! С комиссарами разбираться надо! – Чапаев погрозил кулаком.

- Помянул чёрта! Василь Иваныч! Беляки! Оппозиция идёт! – Петька увидел людей, вывернувших из-за угла на Тверскую. – Командуй, командир!

- Бойцы! Занять оборону, приготовиться к бою! Без команды не стрелять! Подпустим их поближе! Ого, сколько их!

- Марш миллионов! – Анка прижалась к Чапаеву.

- Миллионы? – Петька аж подскочил. – Василь Иваныч! Отходить нужно! Сомнут нас! Втопчут в Тверскую без всякого мандата!

- Не дрейфь, Петька! – Анка подкрасила губы помадой. – Это они так себя называют – миллионщиками, на психику давят! На самом деле их тысячи три, не больше! Да и оружия у них маловато!

- Дивизия? Без усиления? – Чапаев хмыкнул и подкрутил усы. – Их дивизия на мою гвардию? Психическая атака? Каппелевцы?

- Немцовцы, удальцовцы, касьяновцы! Развели беляков, как кролей! – Комментировала Анка.

- Белые ленты на головы нацепили! – Петька сплюнул – Сдаются, что ли?

- Какое там! Эти живыми не сдадутся! Белая гвардия, мать их! Чистюли!

- Василь Иваныч! Разреши очередь поверх голов! Пуганём мальцов-удальцов!

- Давай, Петька! Порадуй командира родимым трахом «максимки»! Анка, подавай ленты!
Петька откинул крышку пулемёта и матернулся:

- Василь Иваныч! Вот эта б… засада! Тут ни механизма, ни х… нет! Нам ведь музейный пулемёт подсунули, без бойка!

- И патроны холостые! – Анка вскрыла цинковую коробку, проверила боезапас. – Ни одного боевого!

- Твою дивизию мать! – Чапаев стукнул себя кулаком по лбу. – Это что ж получается? Проср…ли страну комиссары? Ни обмундирования, ни патронов, ни пулемётов? Одна оппозиция по городу шляется? Это за что ж мы кровь народную проливали? Для кого мы советскую власть кругом устраивали? Для жулья и ворья? Пропала Россия! Продали родину Антанте!

- Василь Иваныч! – Петька выскочил из машины. – Дозволь, я с шашкой один на оппозицию пойду! Порублю гадов в клочья!

- Василь Иваныч! Командир ты мой! – Анка вылезла следом за Петькой. – Да я за тебя сама на оппозицию попру! С голой грудью!

- Погодьте, погодьте! Твоя грудь ещё командиру послужить должна, верой и правдой! А ну все назад в тачанку! Чапай думать будет!
Через минуту Чапаев начал отдавать приказы.

- Бойцы, слушать мою команду! Анка! Сегодня командовать парадом будешь ты! А мы с Петькой отойдём на новые позиции! Встречаемся вечером, за городом, у реки.

Как из-под земли возле машины вырос мужчина в сером костюме:
- Анна Чаплин! Операция закончена! Страсбургский суд запретил разгон оппозиции! Всё отменяется! Вы должны нейтрализовать Чапаева и вернуться в Кремль, на доклад.

- Чего-о? – Анка попёрла грудью на службиста. – Ты, козлина, хочешь, чтобы я заморозила такого мужика? Которого я как принца, всю жизнь ждала? Настоящего комдива с заряженной пушкой! Да пошёл ты…

Анка разорвала блузку, повернула соски против часовой стрелки и нажала на них. Струя жидкого азота залила службиста и он сосулькой рухнул на землю.

- Ай, маладца! Вот это по нашему! Анка, тебе в подчинение поступает женский батальон. Девчонки! Си-с-с! – Чапаев вложил два пальца в рот и залихвастски свистнул. Из подъезда ближайшего дома выбежали три проститутки. – Давайте сюда! Анка! Ты за рычаги тачанки. Девчонки! Вы на крышу! И всё, как я приказал! Лошадей гнать не галопом, а медленной рысью, чтобы девчонки с крыши не посыпались! Давай, давай! Оппозиция уже на револьверном выстреле! Марш! Марш!

Девки с помощью Петьки, лапавшего их за задницы, забрались на крышу «крайслера» и профессионально, за сорок пять секунд, разделись.

- Девчонки! Равняйсь! Смирно! Грудь вперед! Анка! Пошла! И на Болотную их! На Болотную! В самую трясину!

- Инсталляция! Флэш-моб! Новая фишка в борьбе с оппозицией! Василь Иваныч! Ты – гений! – Анка послала Чапаеву воздушный поцелуй и уселась за руль.

- Гоп! Гоп! Пошли! – Чапаев крутанул рукой. - Петька, айда за мной!

Девчонки, выставив груди, замахали руками. Оппозиция, почти сплошь мужики, заметив голых женщин, заулюлюкала и побежала за машиной, как стадо баранов за вожаком. «Крайслер» тронулся с места и начал набирать скорость, уводя оппозицию с Тверской в сторону Болотной площади. Единственная женщина оппозиции завопила:
- Стойте! Куда же вы? У меня тоже есть грудь! И всё остальное! Предатели! Козлы! Бросаете светскую львицу на съедение властям? Чёрта с два! Я им за так не отдамся! Только за ЕВРО!

Чапаев с Петькой нырнули в ближайшую подворотню и затаились.

- А мы куда, Василь Иваныч? На Урал, к своим?

- Успеем к своим! Здесь, в Москве, нужно порядок наводить. Рыба гниёт с чего? Вот то-то и оно! Счас махнём за кольцевую, к хоромам Главного Портного. Девчонки мне адресочек шепнули, застанем Юденича тёпленьким и порубим на эти, как их?

- Стринги, товарищ командир! Анка объяснила – трусы, врезающиеся в задницу! Их как вожжи, можно на уши натянуть!

- Натянем, Петька! Всех натянем! И на уши и на х…! Давай, Петька, поторапливаться, а то делов у нас прорва. Жулья и ворья в России развелось, только шашкой махать! Главное, успеть со всеми расправиться! Пока нас опять на девяносто лет не заморозили! Раскроим Портного, а потом махнем на денёк в Одессу. На Привозе гарный пулемётик достать мы в любое время сможем! Вперёд, Петька! На борьбу с врагами родины! Запевай!

«По долинам и по взгорьям, шла дивизия вперёд!
Чтобы с боем взять ту землю, где коррупция цветёт!»

Конец!

Копирование и перепечатка произведения с сайта www.net-skuki.ru запрещены. Все авторские права на данное произведение принадлежат автору, к которому вы можете обратиться на его авторской странице.
Категория: Рассказы | Просмотров: 691 | | Рейтинг: 0.0/0
Пост!

Смотреть ещё
   Комментарии:
Имя *:
Email:
Все смайлы
Код *: